Дополнение о Руссо

В связи с юбилеем Жан-Жака Руссо (1712–1778 гг.) некоторые издания поместили статьи об этом мыслителе, причем — в исключительно восторженном ракурсе. Но хотелось бы видеть более правдивый образ этого философа, ибо его идеи трагически коснулись России и её народов, и поэтому тема Руссо для нас важна правдивой, а не исключительно в розовых красках.

Опорная точка всех рассуждений Руссо, и для него неоспоримая аксиома — это постулат, что все люди рождаются равными, и они были равными только в первобытном диком состоянии. Затем это идеальное первобытное общество было разрушено возникшим неравенством. Знаменитые современники Руссо: Вольтер (Мари-Франсуа Аруэ, 1694–1778 гг.) и Дени Дидро (1713–1784 гг.) за это убеждение критиковали Руссо. Вольтер, как и Дидро, считал, что все люди рождаются изначально с разными способностями, поэтому все люди изначально неравны. Вольтер:
«На нашей несчастной планете невозможно, чтобы люди, живущие в обществе, не были бы разделены на два класса — один из угнетателей, другой — из угнетённых. Человеческий род, такой, каков он есть...». — Разный.

А по убеждению Руссо: достаточно всех людей опять поставить в равные условия, дать равное образование и равное воспитание — и все опять будут равными, как в первоначальные, первобытные времена. Это была утопия, глубокое заблуждение. Данный вопрос и поныне является для многих наших граждан очень актуальным и нерешенным. Эту тему коварно использовали относительно недавно Мойсей Мордыхай Леви (под псевдонимом — «Карл Маркс») и его последователь Бланк-Ленин. Поэтому, уверен, для многих будет интересно подробно разобраться в этом важном вопросе.

Руссо посвятил исследованию этого вопроса работу под названием «Рассуждение о начале и основании неравенства между людьми» (1775 г.). В этой работе он проследил эволюцию человечества в названном вопросе. Эта работа Руссо очень интересна ещё и тем, что её будет в своей основе повторять, дублировать К. Маркс.

Ж.-Ж. Руссо долго изучал жизнь «диких», первобытных людей, живущих в лесных чащобах, и пришёл к следующим выводам:
— «Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: „Это моё!“ и нашёл людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества»;
— «Неизбежным следствием обработки земли был её раздел, а как только была признана собственность, должны были появиться первые уставы правосудия»;
— «Равенство могло бы сохраниться, если бы люди обладали одинаковыми дарованиями... Самый сильный производил своим трудом больше, чем другие; самый искусный извлекал больше выгоды из своей работы; самый изобретательный находил способы сократить затраты труда; землепашец мог больше нуждаться в железе, или купец — в хлебе; при одинаковой затрате труда один зарабатывал много, а другой едва существовал».

Верно зафиксировав действительность: разделение труда, специализацию разных людей в общественном труде, Руссо ломал голову над выдуманной им, тупиковой проблемой: как опять сделать людей одинаковыми, равными, и пришел к выводу, что людей можно выровнять через одинаковое воспитание и одинаковое образование всех детей; то есть он был уверен — что любого можно научить играть на скрипке и сочинять музыку (кстати, Руссо сносно играл на музыкальных инструментах и сочинял плохую, бездарную музыку), любого можно научить делать замечательные туфли, любого можно научить делать сложные хирургические операции, строить спутники и т. д.

После этой основы Руссо делал «веером» различные вытекающие из этой, по его мнению, — ненормальности, неправильности, патологической ошибки последствия:
«Повсюду — скрытое желание выгадать за счёт других. Все эти бедствия — первое действие собственности и неотделимая свита нарождающегося неравенства... С течением времени изменяются предметы наших потребностей и удовольствий; вот почему изначальное в человеке постепенно исчезает...».

Как видим: Руссо противопоставляет «изначальное», первобытное человеческое счастье быть, существовать, бороться за это существование и продление своего рода — следующим ступеням человеческой эволюции: человеческому счастью развития. Руссо в назидательном письме польскому королю Станиславу Лещинскому объяснял ошибку человечества:
«Первый источник зла — неравенство; из-за неравенства возникли богатства, они породили роскошь и праздность, роскошь породила искусства, а праздность — науки». Вот так Руссо перевернул Аристотеля! Он верно отразил истину положения и затем сделал ошибочный вывод, что эволюция человечества несколько тысяч лет шла «ошибочным» путём. Заблуждения и глупости Руссо очевидны, и были бы ещё и смешны, если бы некоторые люди, начитавшись Руссо, не додумались исправить эту «ошибку» человечества и осуществить идеи Руссо кровавыми методами... Ведь затем Руссо, «непонятый своим поколением», — стал кумиром «мудрости» французских масонов-революционеров и К. Маркса...

При этом Руссо лукаво «не замечал» морально-нравственные огрехи первого этапа, якобы считая, что их не было, и концентрирует внимание читателей на огрехах второго этапа, Руссо:
«Душа и страсти человеческие незаметно подвергаясь порче, изменяют, так сказать, и свою природу... Дикарь и человек цивилизованный настолько отличаются друг от друга по душевному складу и склонностям, что высшее счастье одного повергло бы другого в отчаянье... Слово „Собственность“, которое стоит столько преступлений нашим так называемым почтенным людям, не имеет среди дикарей почти никакого смысла; ничто не толкает их к тому, чтобы обманывать друг друга (цитата Руссо из его пьесы „Нарцисс“)...

Каждому должно быть ясно, что узы рабства образуются лишь из взаимной зависимости людей и объединяющих их потребностей друг в друге».

Можно сказать после этих слов, что идеальной системой для Руссо согласно его воззрениям, — была бы система жизни людей без городов, в виде самодостаточных хуторских хозяйств, производящих всё необходимо для себя, где хуторяне не ходят в гости друг к другу и не общаются, ибо у них нет потребности общаться друг с другом...

Руссо решил исправить эволюционную «ошибку» человечества, решил ликвидировать все тысячелетние неправильные эволюционно-исторические накопления, и вернуть человеческое общество на уровень равенства дикарей. По моему скромному убеждению — из всех известных мне знаменитых философов прошлого не было ни одного равного в глупости Руссо; этот вердикт строгий, обидный, но верный. И когда в 2012 году я наблюдаю — как без единого критического замечания восторгаются Руссо на страницах газет и журналов, то большая удрученность современным состоянием человечества, по крайней мере — многими его представителями, и печаль охватывает меня.

«Гениальностью» Руссо закономерно возмущался Вольтер: «Как, тот, кто обработал, засеял и огородил, не имеет право на плоды своих трудов? ...Вот философия нищего, который желал бы, чтобы бедняки обокрали богатого». Последнее Вольтер заметил очень метко, ибо Руссо, особенно в молодости, жил в большой нужде, был слугой, лакеем и секретарём людей намного глупее его, но богатых. И Руссо, глубоко переживая эту несправедливость, создал эту свою теорию. Хорошо ещё, что на его пути не попалась старушка-процентщица...

Руссо неоднократно возмущался, что люди не имеют одинаковых стартовых имущественных условий, и поэтому бедняк не имеет возможности стать богатым. Но из этого ведь не следует опровергать вообще всю эволюцию, труд, необходимость человеческого общения и факт неравенства.

Когда в конце 18-го века масоны совершили во Франции «великую» кровавую революцию, то затем они по «мудрости» Руссо создали общественные склады и в 1791 году объявили новую политику по отношению к крестьянам, аналогичную НЭПу: в результате которой освободили крестьян от всех повинностей, и утопически думали, что крестьяне сами повезут хлеб в столицу. Хлеб крестьяне не повезли, зато расцвела хлебная спекуляция. И с октября 1793 года масоны вынуждены были ввести хлебные карточки, и карточки на мясо, мыло, сахар и т. д.

Затем масоны объявили весь урожай национальным достоянием и приказали его свозить в общественные зернохранилища. Но поскольку никто добровольно не повез, то они сформировали революционный Трибунал (аналог ЧК) и национальную армию, которая не только защищала революцию, но и проводила продразверстку — конфискацию хлеба у крестьян, грабить тех кто — «кто обработал, засеял и огородил» — и поливал, и корячился над полем, и жал, и молотил, и пас, и доил и т. д.

Эти меры тогда ощутимых положительных результатов не дали, только обострили ситуацию, а голодные смерти в этот период во Франции стали обычным делом. Затем масоны объявили о принудительной мобилизации городского населения для уборки урожая и его обмолота. В общем, шумная лозунговая свобода была «полной», братство «процветало» в лице конкретной диктатуры, когда в условиях установленного «равенства» одни беспощадно подавляли других.

В общем — эта картина нам с содроганием знакома, ибо большевики во главе с Бланком-Лениным через 120 лет после 1917 года повторили эти же ошибки добросовестно: продразверстки, продотряды, раскулачивание, насильственное уравнивание крестьян к рабочему классу, превращение их в сельскохозяйственных рабочих на государственной земле совхозов и колхозов; а в репрессиях достигли значительно большего прогресса, и голод в разрушенной Российской империи они организовали ещё более гибельный.

Можно ещё сделать несколько последних «мазков» к образу «мудреца» Ж.-Ж. Руссо. В отличие от крайне агрессивного Леви-Маркса хитрый Руссо не настаивал уничтожать корень всех бед — ненавистную ему частную собственность, а коварно предлагал на ней паразитировать и сделать из неё мощный крюк для обеспеченных граждан:
«Несомненно, что право собственности — это самое священное из прав граждан и даже более важное в некоторых отношениях, чем свобода: потому ли, что ...собственность — это истинное основание гражданского общества и истинная наука в обязательствах граждан, ибо если бы имущество не было бы залогом для людей, то не было бы ничего легче, как уклониться от своих обязанностей, насмеяться над законами».

В данном случае — под «обязанностями людей», Руссо понимает уплату ими налогов в имущественном и денежном выражение в пользу общества. Причем Руссо эти налоги называет добровольными, а понятие «добровольность» — в своей работе «О политической экономии» он трактует весьма оригинально:
«Правда, по тому же договору каждый, хотя бы и молчаливо, обязуется вносить свою долю на общие нужды; складчина, для того чтобы она была законною, должна быть добровольною. Добровольной не в соответствии с частной волей, но в соответствии с общей волей, с большинством голосов... Эта истина, что налоги не могут быть установлены законным образом иначе, как с согласия народа и его представителей, была признана всеми без исключения философами... Обложения, которым подвергается народ, бывают двух видов: одно — вещественное, которое взимается с имущества, другое — личное, которое вносится с головы».

Как видим, по поводу понятия «добровольности» Руссо изобрел своё оригинальное «ноу-хау»: «добровольной не в соответствии с частной волей, но в соответствии с общей волей...». Эту принудительную «добровольность» затем масоны и большевики назовут «свободой»...

Коварная идея Руссо о залоге, шантаже собственников, и «добровольности» налогов с них — не случайна, ибо он этим решает следующую задачу: «Первое, что должен сделать после установления законов основатель учреждений Республики, это найти фонды, достаточные для содержания магистратов и прочих чиновников и для покрытия общественных расходов. Эти фонды называются эрариум или фиск, если они в деньгах».

И здесь следует сделать позитивное замечание — Руссо в отличие от Леви-К. Маркса поступил как ответственный в какой-то небольшой мере человек, — он не только призвал разрушить старый порядок, старое государство, но и немного, в меру своих интеллектуальных способностей, попытался помочь осуществившим в будущем на практике его идеи — теоретически выстроить новый порядок, новую общественную систему. А Леви-Маркс, призывая рабочих к вооружённым восстаниям, к разрушению государства, — и совершенно ничего не сказал о дальнейших действиях после разрушения. Марксу не хотелось думать на эту «никчемную» тему, или он думал, но ничего придумать не мог.

В следующей своей работе, самой знаменитой — «Об общественном договоре» (1762 г.) Руссо пытается ещё немного продвинуться вперёд в структурировании будущего общества: «Как может слепая толпа, которая часто не знает чего она хочет, ибо она редко знает, что ей на пользу, сама совершить столь великое и столь трудное дело, как создание системы законов?...Частные лица видят благо, которое отвергают; народ хочет блага, но не ведает в чём оно. Все в равной мере нуждаются в поводырях». И согласно этой «великой» мысли Руссо — весь 19-й век поводырями всех революций в Европе были тайные масонские организации, а с 20-го века единственным верным поводырем в России стала якобы выражавшая чаяния всех нищих и трудящихся «партия —рулевой» марксиста Бланка-Ленина.

В 19-го века первые революционеры идя по стопам Руссо по поводу глупой «слепой толпы», затем названными небрежно — «массами», придут к следующему выводу: народ туп и ленив, — поэтому его необходимо насильственно (или с помощью обмана) вести к счастью. «Люди так глупы, что их насильственно надо вести к счастью. Да и что кровь тысячей в сравнении с унижением и страданием миллионов» — утверждал неистовый Виссарион Белинский; и в России жутко запахло грядущей большой пролитой приезжими с Запада комиссарами-марксистами кровью.

По поводу поводыря и воспитания повыдерем демократа Руссо поддержал знаменитый демократ и либерал Вольтер, утверждавший: «Народ всегда несдержан и груб, — это быки, которым нужны ярмо, погонщик и корм». Здесь Вольтер тактично «забыл» упомянуть ещё и «юпитерский» кнут поводыря-погонщика для «быков», чтобы не бычили и не фартобычили. Вышеперечисленные умники решили одно ярмо заменить другим.

А чтобы осуществить свою мечту — выровнять, уровнять, сделать всех людей равными, одинаковыми методом воспитания и образования, объяснить народу их ошибочные, чрезмерные желания-потребности, Руссо предложил «поводырю» народа осуществить следующее:
«...Надо научить народ знать, то чего он хочет... Тогда в результате просвещения народа явится союз разума и воли в Общественном организме...». Научить народ нужному хотению... — и это несмотря на то, что Руссо к этому моменту на собственном неудачном и даже трагическом опыте совсем отчаялся просвещать (с 1755 года) свою неразумную жену Терезу, абсолютно безнадёжную в плане образования. Кроме того, Руссо даже не пытался воспитывать своих детей — он их делал и сразу после рождения отдавал в монастырский воспитательный дом, мотивируя это тем, что у него не хватает средств на их содержание и воспитание. Это был оригинальный воспитатель — теоретик, «знавший» «истину» без эмпирических исследований.

И случился весьма неприятный для Руссо ляп, когда его, как выдающегося мудреца, специалиста по человеческому обществу, по законам и новому республиканскому устройству государства взбунтовавшиеся жители острова Корсика попросили помочь им в законотворчестве. И Руссо помог им — по этому поводу вышла его работа «Проект Конституции для Корсики». В виде этой работы корсиканцы получили «колоссальную» помощь и, вероятно, более-менее думающие из них, прочитав сборник этих советов, подумали:
«Не издевается ли этот умник над нами? Не насмехается ли он над нами? Или, может, он лишился рассудка?» Ибо в этой работе Руссо дал волю своей чудаческой фантазии сполна, вот, например, его совет по процедуре принятия законов:
«Корсиканцы, тише! Я буду говорить от имени всех. Пусть те, кто не согласны, удалятся, а те кто согласны, поднимут руку». Согласитесь — Руссо «гений»! При такой системе всегда будет подавляющее большинство — «за», и беспрепятственное принятие любого закона. Такое впечатление, что те — кто восторженно, без критики пишет о Руссо — не только интеллектуально ниже его, но читают его работы (если читают...) в специальных очках, искажающих всё до неузнаваемости.

В общем, у Руссо получилась весьма забавная конституция, и желающие поупражняться в придумывании законов получат от её чтения немало весёлых впечатлений. Повторюсь — важно понять Руссо, его ошибки и заблуждения, чтобы хорошо понять ущербность масонов и марксистов и их «случайную» одинаковость, похожесть.

Жан-Жак Руссо ушёл из жизни в 1778 году, а его глубокие заблуждения продолжали жить и охватывать воспаленные слабые умы. Нужно было только время, чтобы идеи Руссо о равенстве и республике, благодаря талантливой подаче масонов, попали в головы сограждан, завладели ими и приступили к реальному действию. Любопытно наблюдать — как идеи Руссо повторял, без ссылок на него, еврейский идеолог Леви-Маркс.

В апреле 1846 года молодой 28-летний Леви-Маркс закончил свой обширный труд под названием «Немецкая идеология», хотя к немецкой идеологии эта работа имела минимальное отношение, поэтому ему не удалось издать её в Пруссии и в Германии, и эта работа Леви-Маркса была издана только в СССР в 1932 году. В этой книге (том № 3 трудов М.-Э.) Леви-Маркс пишет:

«Индивиды объединены какой-нибудь связью — семейной, племенной или хотя бы территориальной и т. д.». А о горожанах он пишет, что «они не зависимы друг от друга и связаны только посредством обмена... Во втором случае (городском) должно уже практически произойти разделение между умственным и физическим трудом... Во втором случае промышленность покоится на разделении труда и существует лишь благодаря ему...».

Понятно, что, как правильно нам объясняли в школах, — с разделением труда и благодаря этому в эволюции народов, человечества образовались города. Этот факт Леви-Маркс вслед за Руссо считает негативным, потому что — «Вместе с городом появляется и необходимость администрации, полиции, налогов и т. д. — словом общинного политического устройства, а значит и политики вообще».

Теперь по его логической цепочке получается, что если уничтожить первоначальное зло -разделение труда, то всё рухнет по цепочке: и города, и промышленность, и полиция, и государство, и человечество вернется к правильному бесклассовому обществу и опять займется примитивной деятельностью — землепашеством и скотоводством.

Леви-Маркс в вопросе разделения труда допускает кошмарную философскую, мировоззренческую ошибку, которую «почему-то» более полтора столетия «не замечали» его горячие поклонники и упорно «не замечают» и его современные поклонники, при этом я не думаю, что они настолько глупы. Разделение труда в природе, в жизни — есть специализация. Специализация обуславливается прежде всего генетикой, врождёнными наклонностями, а затем внешней средой: воспитанием, обучением и т. д., когда любой органический индивид пробует приспособиться к реальным жизненным условиям, к окружающему его Миру.

Специализация есть основа разнообразия этого Мира и его частей: вида, рода и т. д. Именно специализация обеспечивает качественный разброс особей одного вида или рода, что обеспечивает многовариантность приспособления и, следовательно, — выживаемость всего рода. Одни птицы, приспосабливаясь к окружающей среде, отказываются от крыльев и от полёта (например — страус), у других в результате приспособления-специализации крылья превратились в ласты, и они не летают, а плавают. В коллективе людей у одних лучше получается с земледелием, а у других на охоте, а только третьи способны хорошо выделывать шкуры и шить одежду.

Леви-Маркс вслед за Руссо полностью игнорировал специализацию как закономерность и обязательную составную часть этого Мира и фиксировал внимание только на противоречиях: «Впрочем, совершенно безразлично, что предпримет само по себе сознание; из всей этой дряни мы получаем лишь один вывод, а именно, что три указанных момента — производительная сила, общественное состояние и сознание — могут и должны вступить в противоречие друг с другом...». И далее Леви-Маркс делает глупейший в истории человечества вывод:
«Разделение труда делает возможным — более того: действительным, — что духовная и материальная деятельность, наслаждение и труд, производство и потребление выпадают на долю различных индивидов; добиться того, чтобы они не вступали друг с другом в противоречия, возможно только путём устранения разделения труда». Получается, чтобы устранить разделение труда и сделать людей равными — или необходимо отказаться от обучения молодых людей различным профессиям, что ведет к резкой деградации человечества; либо обучать каждого человека всем специальностям, которых несколько сотен, что в принципе не возможно из-за довольно короткой человеческой жизни. Это самый яркий пример человеческой глупости, тупости, «интеллигентского» заблуждения. И этот совершенно ошибочный постулат лежит в основе всего марксизма. Когда некоторые евреи неустанно горделиво доказывают, что они самые умные, то стоит им вспомнить этот яркий случай. Понаблюдаем ещё за глупыми фантазиями Леви-Маркса:
«Дело в том, что как только появляется разделение труда, каждый приобретает свой определённый, исключительный круг деятельности, который ему навязывается и из которого он не может выйти... Тогда как в коммунистическом обществе... общество регулирует всё производство и именно поэтому создаёт для меня возможность делать сегодня одно, а завтра другое...». Сегодня сконструировать космический спутник, а завтра сделать сложную операцию на глаз...

Если бы это была только безобидная теория, то можно было бы искренне посмеяться над марксистами, но в СССР на основе этого ошибочного постулата Леви-Маркса решили устранить противоречия между интеллигенцией и рабочими — уравняв интеллигенцию с рабочими, и даже опустив её по оплате труда ниже. Результаты прекрасно известны.

Стоит процитировать одно интересное высказывание Леви-Маркса из книги «Немецкая идеология», вернее его повтор высказывания Руссо, К. Маркс: «Это баранье, или племенное, сознание получает своё дальнейшее развитие, благодаря росту производительности, росту потребностей...».

К 21 веку производительность труда возросла многократно, — значит по логике Леви-Маркса -баранье сознание также должно было возрасти многократно...

В октябре 1847 года вышел совместный «труд» Леви-Маркса и Ф. Энгельса рахвивающий идеи Руссо под многообещающим названием «Принципы коммунизма», в которой «классики» фантазировали над судьбой крестьян и рекомендовали революционерам: «Образование промышленных армий, в особенности для сельского хозяйства» (этим советом воспользовались и в Китае). И в случае выполнения этой их рекомендации уверенно прогнозировали: «противоположность между городом и деревней исчезнет. Одни и те же люди будут заниматься земледелием и промышленным трудом».

Серьёзно эту работу, эти ничем не обоснованные фантазии невозможно воспринимать, но большая трагедия в том, что Сталин до 1952 года считал последователя Руссо Леви-Маркса величайшими теоретиками человечества, преклонялся перед его «гением» и согласно установкам этого «гения» в работе «Принципы коммунизма» начал с 1928 года проводить раскрестьянивание крестьян, коллективизацию. А с 1929 года по 1934 Сталин упорно проводил коллективизацию жесточайшими насильственными методами, в результате чего было уничтожено по лекалу Леви-Маркса 4 миллиона русских крестьян, 4 миллиона украинских крестьян, и один миллион казахских и киргизских крестьян.

И только к концу жизни в известной работе 1952 года «Экономические проблемы СССР» Сталин осознал ошибочность воззрений Леви-Маркса и призвал советских ученых совершить идеологическую «перестройку» — заменить марксизм другой, более реальной теорией, ибо, если отбросить марксизм и не заменить его другой идеологией, то — «Без теории нам смерть».

После смерти Сталина в 1953 году к его советам лидеры компартии не прислушались и занялись борьбой за власть, затем в конце 60-х годов провести смелые экономические антимарксисткие реформы предложил Косыгин, но к нему не тоже прислушались. И к горбачевским реформам из-за проволочки в идеологической «перестройке» накопились уже серьёзные проблемы во всех сферах; и в теории — идеологии и в экономике. И в середине 80-х ситуацию в СССР можно было успешно исправить по китайскому или норвежскому образцу, но бездарность М. Горбачева с элементами откровенного предательства не позволили это сделать, что привело к катастрофе — разрушению государства СССР.

А на волне Чубайсовско-Ельцинской «перестройки» России на олигархический лад к нам приезжало западное неоруссовское-неомарксистское «светило мысли» — Юрген Хабермас, который упрекал нас в том, что мы не знаем Руссо, и чтобы выстроить по новому жизнь после развала СССР — советовал нам внимательно изучить Руссо. Вот как выглядела его теоретическая, идеологическая «разводка»:
«Руссо... понимает свободу как автономию народа, как равное участие всех в практике законодательства, при котором народ даёт законы самому себе», — вешал русским популистскую марксистскую «лапшу» приезжавший либеральный «авторитет» Юрген Хабермас. Если очередной раз развесить уши и слушать подобных «умников», то руководствуясь их «мудрыми» советами, следует попросить знакомого сантехника, — чтобы он дал несколько законов самому себе и заодно нам, и дворник — тоже, и бомж — тоже, и наркоман — тоже, и потенциальный преступник или рецидивист — тоже... Напомню яркий пример-факт, когда, осуществляя этот принцип равенства и свободы по Руссо-Марксу-Хабермасу, — в 1929 году оставшихся в СССР академиков и профессоров нашей Академии наук на профессиональную пригодность тестировали уборщицы, дворники и вахтёры...

Надеюсь, — впредь горячие пропагандисты, восхваляющие Ж.-Ж. Руссо и Леви- К. Маркса соизволят потрудиться над двумя вещами: прочитать внимательно труды Руссо и над ними здраво, трезво поразмыслить, дабы опять не пролить большую кровь, не сломать миллионы судеб и не выглядеть ужасным неразумным пугалом, коварным политтехнологом или глупо.

Р. Ключник, 8 июля 2012г.

Комментарии: